В начале августа сотрудники управы и Районного управления социальной защиты населения в торжественной обстановке поздравили с 90-летием жителя района Чертаново Северное Александра Карповича Иванникова уникального человека, чья биография может быть золотыми буквами вписана в историю страны.

Будучи совсем юным, Саша Иванников попал на фронт и испытал на себе все тяготы войны. Его взрослая биография началась 22 июня 1941 года. Выпускнику московской школы тогда 18 лет.

Все мои сверстники, конечно, помнят тот роковой день, рассказывает Александр Карпович. В воскресенье 22 июня к нам домой зашел мой дядя, семья села за стол... Но прозвучало известие о начале войны, и дядя поднялся и сказал: Тебе, племянник, идти на фронт вслед за мной. Мы были готовы к тому, что война неизбежна.

Нас, старших школьников, за год до войны тренировали, заставляли бегать в Сокольниках 1000-метровку, проверяли здоровье. В этой напряженной обстановке было ясно, что вот-вот грянет гром.

И он грянул.

Дядю сразу же забрали на фронт, а мне повестка все не шла. Чтобы быть полезным родине, я устроился на завод, выпускавший военные автомобили и мотоциклы для армии. А по ночам вместе с другими парнями и девушками дежурили на крышах тогда Москву бомбили нещадно.

Вооруженные перчатками, крючками и тачками с песком, ребятишки и молодежь тушили зажигалки.

Через два месяца после начала войны Александра призвали в армию. Новобранцев распределили по вагонам и повезли куда-то, не сообщая пункта назначения.

Спустя несколько дней эшелон оказался в Челябинске.

Жили в лагере, занимались полевой подготовкой, вспоминает Александр Карпович, жара стояла страшная. А потом снова в поезд, который привез нас в Златоуст, где мы несколько месяцев обучались в военноинженерном училище.

После окончания курсов Александра в составе инженерных войск отправили под Харьков, в самое пекло войны. Выпускник училища стал помощником командира роты.

Ее номер Иванников запомнил на всю жизнь: девятая.

Девятая рота... Приходилось минировать, разминировать, строить мосты, понтоны...

Нас постоянно перебрасывали с места на место, рассказывает ветеран. Мы обслуживали 38-ю мотострелковую бригаду, а также 22-й танковый корпус были именно в его составе, когда началось наше наступление на Харьков. А потом попали в окружение. Немцы буквально выдавили нас из города в чистое поле. Фашистские самолеты летали так низко, что мы видели, как немцы грозят нам кулаками и хохочут.

А у нас и оружия-то толком не было лишь старые u1074 винтовки...

Мы пытались пробиться к Дону но далеко ли уйдешь без еды и почти без оружия?

Немецкие танки без труда отрезали нам путь к отступлению.

Мы всё думали, что нас приедут спасать, но никто так и не появился... Закончились патроны. Во время очередной атаки немцы пошли с автоматами прямо на нас, а мы даже ответить не можем. Был один пулемет, смотрю и он перестал стрелять. Я кинулся к нему из окопа и... потерял сознание. Контузия.

Когда Александр пришел в себя, испугался: полная темень вокруг, а сверху на нем что-то тяжелое. Первая мысль: заживо похоронили! Пошевелившись, понял:

это раненые, как и он сам.

Немцы побросали людей на подводы, в которые впрягли пленных тех, кто мог передвигаться.

У города Чугуева подводы остановили. Рассортировали пленных, евреев заставили рыть себе могилы, а потом расстреляли. Остальных отправили на работы в шахты.

Бежать я пытался неоднократно, продолжает рассказ Александр Карпович. Как только немного окреп после контузии, кинулся в бега. В первый раз нам с товарищами удалось уйти километров на 30. Страшно хотелось есть, и мы заглянули в одну из деревень. А она под немцами. Нас взяли. Кого-то расстреляли, остальных отправили в Днепропетровск. А потом во Львов. Затем была Германия... Но и там Александр и его друзья не оставляли надежды на освобождение. Попав в лагерь для офицеров, бежали снова, даже не зная, куда.

Две недели прятались по лесам. А потом их опять отловили, чтобы отправить на завод в Баварию.

Всего Александр Иванников провел в фашистском плену два с половиной года.

Последнюю и на сей раз удачную попытку бегства он с друзьями предпринял в конце 1944 года.

Мы шли, не останавливаясь, пока не наткнулись на военных, они говорили на английском, вспоминает Александр Карпович. Смело вышли к ним. Оказалось, это американцы.

Пробыли у них месяца полтора.

В бой не ходили, но помогали как могли. Я, например, участвовал в прокладке телефонных линий.

На дворе был уже 1945 год, когда бывших пленных перевезли под Нюрнберг, в лагерь для военнопленных сначала u1089 советских, а потом немецких.

Через какое-то время я оказался на Родине. Но радоваться было рано начались бесконечные проверки.

За каждого должны были поручиться трое товарищей те, с кем был в плену. Если отзывы были положительные, то отпускали домой. Если нет дорога в Сибирь... За меня поручились многие. Я всех по именам помню до сих пор.

Родина неласково встречала тех, кто был в плену в Германии. Александр Иванников год не мог устроиться на нормальную работу трудился грузчиком. Потом взяли на должность обмерщика.

Я работал техником, потом инженером отвечал за обмер, учет, подготовку поэтажных планов домов для заселения, рассказывает ветеран. Назначили начальником Бауманского БТИ, ну а потом и главным инженером Городского бюро технической инвентаризации.

Работая, Иванников учился, хотел получить высшее образование. Поступил в Московский юридический институт, но был отчислен. Причина все та же плен. Но сдаваться было не в его правилах, так что первым делом написал Молотову. Ответа не последовало. Обращался к Калинину опять тишина.

Решил, что терять нечего, следующее письмо он адресовал Сталину и передал прямо в специальное окошечко для таких обращений у Боровицких ворот. Еще подумал тогда: Ну все, теперь или посадят, или восстановят. Скоро позвонили из института: ну зачем же так сразу, пришли бы, поговорили...

Так бывший пленный стал юристом. Хотя работать по специальности не получалось очень долго немецкий плен и тут подпортил дело, на работу в прокуратуру Иванникова не брали.

Достигнув пенсионного возраста, Александр Карпович бездельничать не стал.

До 65 лет трудился в городском БТИ, затем в отделе контроля и ревизии Республиканского управления технической инвентаризации, объездил с командировками всю страну.

90-е годы внесли свои коррективы, и Александр Карпович пришел по совету знакомой в райсовет Бауманского района. Устроился туда...

юристом! Пригодилось всетаки ему образование. И еще несколько лет работал на благо нашего города в Управлении муниципального жилья.

Лишь когда ему исполнилось 80, друзья и родственники уговорили уйти на заслуженный отдых. Но в четырех стенах скучно! Хочется работать, быть полезным.

Лидия Громека