7 апреля исполнилось 90 лет жительнице района Чертаново Северное, ветерану Великой Отечественной войны Тамаре Емельяновне Гришенковой. По сложившейся доброй традиции со знаменательной датой юбиляра сердечно поздравили сотрудники управы и районного Управления социальной защиты населения.

Мне исполнилось 90 лет!

Говорят, я старожил. Ну что ж, наверное, так и есть! такими словами Тамара Емельяновна начала рассказ о себе. Я родилась в 1923 году в городке Красном Смоленской области, но большую часть жизни прожила в Москве. Практически вся моя трудовая деятельность связана с институтом ГИПРОЛЕСПРОМ: в молодости много ездила по стране с командировками, а потом была назначена на долж ность заведующей научно-технической библиотекой. Я воспитала дочь и внука это моя семья. Меня интересует политика, стараюсь не пропускать свежие новости, всегда быть в курсе событий, с удовольствием смотрю и телевизионные шоу-программы.

Я прожила замечательную жизнь, интересную и гармоничную, но до сих пор, особенно по ночам, мне часто вспоминается война, оставившая глубокий след в судьбе каждого жителя нашей большой страны.

Мне никогда не забыть лето 1941-го года. Мой родной Красный немцы заняли в июле.

Наступление было настолько стремительным, что многие жители не успели покинуть город.

На Смоленщине активно формировалось партизанское движение. Большинство жителей города помогали борцам с фашистскими захватчиками, собирая сведения о дислокации немецкой боевой техники, количестве и составе воинских частей, доставляя провизию и одежду. Мне тоже однажды довелось передать партизанам посылку.

Как-то раз я шла по центральной площади нашего небольшого городка. Внезапно раздались громкие крики немцев, и все куда-то побежали...

Это была облава, меня вместе с моим отцом и другими жителями схватили и доставили в гестапо. В маленькой камере вместе с четырьмя сверстницами я провела страшные 14 дней. По ночам в одной из соседних комнат раздавались жуткие крики, стоны немцы пытали жителей города, всеми силами стараясь доказать их связь с подпольем. Мне кажется, я слышу эти звуки до сих пор. Когда меня вызвали на допрос, я сразу потеряла сознание от пережитого и усталости. Гестаповцы ограничились нашей очной ставкой с руководителями города, в результате которой ни меня, ни моих подруг не выдали. Вскоре, взяв расписку о том, что мы непричастны к партизанской деятельности, нас с девушками отправили домой. Что сталос моим отцом Емельяном Гончаровым, дядей, многими нашими знакомыми, неизвестно до сих пор. Отец считается пропавшим без вести...

Я осталась с мамой и тремя младшими братьями. Когда в город вступила Красная армия, у нас на постой разместили бойцов, среди них был молодой майор Иван Никитич Гришенков. Он и стал моей судьбой. В 1943-м я ушла на фронт вместе с военно-полевым госпиталем 33-й армии, где служил мой Ванечка. Жили в землянках, было тяжело, но нас не оставляла вера в Победу, и это придавало сил.

...Победу я встретила в Витебской области. Через некоторое время за мной приехал муж и увез в столицу, куда его направили на работу как ценного специалиста. Так я стала москвичкой.

Вскоре у нас родилась красавица дочь, да только наше счастье было недолгим.

В 1948 году мой муж умер, а новую семью я так и не построила....

Наш корр.