Михаил Ипатович Белов генерал-майор в отставке. У него за плечами славный боевой путь. Воевал на многих фронтах, был призван под Сталинград, освобождал Будапешт, с боями дошел до Вены. После войны продолжил военную службу, в отставку вышел в 1988 г., имея звание доктора военных наук, профессора.

Михаил Белов родился 7 ноября 1924 года в крестьянской семье в маленькой башкирской деревне Алексеевке (к сожалению, теперь ее нет) Мишкинского района Республики Башкортостан. Ипат Ильич и мать-героиня Мария Петровна Беловы вырастили девять сыновей и дочь. Семеро их них Иван, Федор, Семен, Михаил, Григорий, Николай, Михаил (младший) ушли на фронт. До войны Михаил окончил неполную среднюю школу.

Война застала его учащимся педагогического училища. В летние каникулы вместе со сверстниками и взрослыми трудился на колхозных полях, вспоминает Михаил Ипатович. Вечером 22 июня 41-го на молодежной вечеринке узнали от возвращающегося из Бирска колхозника (в деревушке радио еще не было) о нападении фашистской Германии. Никто из нас не сомневался, что немцы получат должный отпор. На колхозном собрании было объявлено, что предстоит мобилизация. С осени 1941 г., продолжая учиться, Михаил вместе со сверстниками стал добиваться отправки на фронт. Наше стремление не было только юношеским порывом. Оно шло от сердца, от ощущения долга перед рабоче-крестьянским государством, строившим новую жизнь. После нескольких заявлений в феврале 1942 года я получил направление во вновь развертываемое Военно-пехотное училище в городе Гурьеве Казахской ССР. Учился в пулеметном батальоне. Ускоренный десятимесячный курс обучения был исключительно напряженным. Занятия шли от темна до темна. Огневая подготовка и тактика, занятия по рукопашному бою до оцепенения мышц. Все это воспринималось как должное.

И вот на исходе декабря 1942 г., в новенькой командирской форме с самодельными рубиновыми кубиками на малиновых петлицах, с загорелыми и счастливыми лицами, первые выпускники ГВПУ слушали в строю долгожданное обращение начальника училища полковника В.П. Старостина. Михаил Ипатович получил назначение в 28-ю армию, которая в составе Южного фронта (переименован позже в Сталинградский) развивала наступление на Ростов. В составе 107-го гвардейского стрелкового полка командир взвода станковых пулеметов максим лейтенант Белов дошел до Венгрии. Война для Михаила Ипатовича закончилась 20 января 1945-го после ранения под Будапештом.

Вот как Михаил Ипатович вспоминает последние месяцы войны.

В БОЯХ ЗА БУДАПЕШТ

По возвращении после очередного (третьего) ранения на Южном Буге я был назначен заместителем начальника штаба полка по оперативной работе. В этой должности прошел фронтовыми дорогами через Молдавию и Румынию, Болгарию, Югославию и Венгрию. Немцы, пытаясь деблокировать окруженные войска в Будапеште, в ночь с 1 на 2 января 1945 года обрушились на позиции нашего полка, державшего оборону в районе Альше Галла. К утру им удалось вклиниться в боевые порядки 1-го стрелкового батальона. Но, так и не освоив толком за многие годы специфики ночных боев, гитлеровцы запутались и открыли пальбу друг по другу. Часть их танков и бронетранспортеров, опрокинувшись в воронки от бомб и крупнокалиберных снарядов, оказалась в западне. Заплутавшие автоматчики обошли командный пункт батальона.

Получаю приказ пробиться к его батальону со взводом автоматчиков и помочь ему выбраться из блокады. Воспользовавшись темнотой, выходим по телефонному кабелю почти на самый командный пункт. Подключаемся к линии.

Иван, я Белов, рядом с твоим КП, сообщаю Львову. Чем помочь тебе?

Быть не может! отвечает комбат. Над нами танки прошли, а кругом орут и стреляют гитлеровцы.

Вылезайте и бейте их, как только услышите нашу стрельбу из ППШ, предлагаю ему. Рассмотрев в полумраке озирающихся по сторонам немецких автоматчиков, открываем огонь и с криком ура! бросаемся на них. Не приняв боя, они улепетывают. Бегут и экипажи застрявших в воронках танков. Мы на КП Львова.

Спасибо тебе, сынок, самое большое спасибо! стиснул меня в объятьях командира полка Мусаэлян после доклада о выполнении приказа. Не только батальон ты спас, но и честь полка, добавляет он с кавказским акцентом. Да ты просто герой, старший лейтенант! присоединился к нему замполит полка майор Пястелов. Ведь мы уже начали подумывать, что, видимо, по батальону Львова придется отходную петь...

Однако следующей ночью события повторились. Понуждаемые командованием, гитлеровцы опять проникли ночью через боевые порядки 1-го батальона. Наши бойцы не растерялись. Зная ночные страхи врага, они затеяли с ним игру в ловушки: обозначая огневые точки то в одном, то в другом месте, ослепляя гитлеровские экипажи ракетами, заманивали их танки в глубокие воронки. Мне снова приказано идти вызволять батальон и укрывшегося в бункере командира. Только наметили удобный проход, как из-за строений вырываются два вражеских бронетранспортера, ведя огонь во все стороны. Бросаю из-за угла противотанковую гранату и тут же опрокидываюсь не то от взрыва, не от сильного удара в ногу. Чувствую, как пылает вновь покалеченное левое бедро...

Это ранение с последующей переправой через покрытые шугой холодные воды Дуная едва не привело к ампутации ноги. Спас появившийся тогда пенициллин да заботливость госпитальных врачей и сестер. Именно благодаря им я смог продолжить свой путь до Вены, а службу армейскую до 1988 года.

После войны Михаил Ипатович учился на курсах усовершенствования офицеров пехоты ЮГВ в румынском городе Яссы. Затем продолжил службу в механизированных и воздушно-десантных войсках, в военных академиях Вооруженных сил СССР.

Одолеть напавшего на нашу страну германского агрессора было крайне нелегко, говорит Михаил Ипатович, прежде всего потому, что в начале войны он существенно превосходил Красную армию в умении воевать и в техническом оснащении, имел двухлетний опыт ведения современной вооруженной борьбы. И все-таки победил Советский Союз и его Вооруженные силы. Мы победили потому, что в бой на врага шли с Родиной в сердце и, как сказал замечательный поэт, с Лениным в башке. Советские люди не щадили себя ни в пекле сражений, ни в труде для фронта ради спасения Отчизны.

Победа далась нам и немалой кровью, и огромным напряжением сил, и, конечно же, ратным мастерством, которое зреет и достигает вершин только на бранных полях. Не считаю, что с первых же боев и я безупречно командовал подразделением. Но не от неумения же моего и других командиров эти подразделения заставили врага бежать с захваченных им территорий и сделать в конце концов всеобщее Хенде хох!. Из истории никому не вычеркнуть того факта, что советские войска разгромили сильнейшую по тем временам в мире немецкую армию.

Подготовил Д. Спасский

Фото Д. Дунько__