Чем дальше в глубину времен уходят великие исторические события, тем более ценными становятся свидетельства их очевидцев и участников.

Житель района Чертаново Северное Александр Яковлевич Лихоманов воевал под Москвой, Сталинградом и Курском, трижды был ранен. В 1943-м мать получила похоронку и оплакала сына.

Его фамилия вписана в Книгу Памяти, которая хранится в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Но солдат выжил всем смертям назло, лишь осколки, засевшие в теле, напоминают о минувшей войне...

...В Москву 16-летний калужский паренек приехал в 1939 году. Дома остались родители, сестры, нужно было помогать семье. Саша работал на стройке, жил в общежитии недалеко от Савеловского вокзала. Когда началась война, и немцы стали бомбить Москву, он вместе с другими ребятами дежурил на крышах, тушил зажигательные бомбы.

В ноябре 1941 года юноша получил повестку из Октябрьского военкомата. Новобранцев отправили в Арзамас, где с ними проводили занятия по лыжной подготовке и обучали владению стрелковым оружием. Александру, выросшему в деревне, лыжи были не в новинку многие ребята мастерили их сами, используя доски от старых бочек, и лихо летали с заснеженных склонов. Встав на лыжи армейского образца, Саша показал себя настоящим асом, и ему доверили подготовку военных лыжников из числа призывников.

В марте 1942 года часть, где служил Александр Лихоманов, перебросили в НароФоминск, а в апреле туда приехал с передовой командир разведывательного подразделения, чтобы набрать молодое пополнение. Линия фронта проходила между Малоярославцем и Калугой, там, на передовой, мы начали обучаться разведывательному делу, вспоминает Александр Яковлевич.

И вот первое задание перейти линию фронта и добыть языка. Отправились под прикрытием взвода автоматчиков. Когда ползли через ржаное поле, немцы открыли пулеметный, а затем минометный огонь... Александр почувствовал обжигающую боль в левое бедро попал раскаленный осколок. Командир приказал ему возвращаться, и молодой разведчик стал ползком продвигаться к своим позициям. Когда вплавь перебирался через овраг, заполненный водой, над головой засвистели u1087 пули немецких снайперов. Помогли деревенская сноровка и выносливость разведчик нырнул и, где вплавь, где двигаясь по дну оврага, добрался до своих.

...А впереди был Сталинград. Александра направили на фронт в составе отдельного лыжного батальона.

Наши войска уже замкнули кольцо окружения вокруг 6-й армии под командованием фельдмаршала Паулюса, вспоминает Александр Яковлевич, но до окончательного разгрома немцев было еще далеко.

Александр видел, как от Сталинграда двигалась огромная колонна пленных:

грязные, оборванные, закутанные в обрывки одеял и тряпье, они шли в сопровождении нескольких конвойных бежать было некуда и незачем. Уже потом стало известно, что в сталинградском котле в плен было взято более 91 тысячи солдат, свыше 2500 офицеров и 24 генерала 6-й армии.

Сражения в Сталинградской области продолжались немецкие дивизии оказывали упорное сопротивление. Задачей нашего отдельного лыжного батальона было уничтожать подразделения, которые укрепились в населенных пунктах, вспоминает ветеран. В одном селе наскочили на целую колонну техники: два танка и 80 грузовых машин с солдатами. Командир приказал стрелять, как только въедут на мост. Когда первая машина загорелась, немцы открыли ответный огонь, пуля пробила мне левую руку. И тут мы увидели, что подходят наши танки! Они в два счета разгромили немецкую колонну.

Через два месяца, когда рана зажила, Александра снова отправили на обучение теперь уже в школу связистов. Так он получил еще одну воинскую специальность, без которой, как известно, не может обойтись ни один род войск. Не случайно на фронте бытовала крылатая фраза: Связь всегда святое дело, а в бою еще важней... Летом 1943 года Александр Лихоманов прибыл в 932-й артиллерийский полк.

Теперь его оружием стали полевой телефонный аппарат, две катушки с кабелем и легкая винтовка СВТ-40. Задачей Александра было обеспечивать устойчивую телефонную связь командного и наблюдательного пунктов батальона с ротами и огневыми позициями артиллерийских батарей. По переданным координатам велся прицельный огонь из крупнокалиберных орудий.

...Утром 5 июля началось сражение на Курской дуге.

После артиллерийской подготовки противник направил на наши позиции тысячи танков и самоходных орудий. Навстречу им выдвигались советские танки и противотанковая артиллерия.

Грохот канонады, залпы катюш, шум моторов все слилось в сплошной гул.

На нас шли мощные немецкие тигры, пантеры, вспоминает Александр Яковлевич, командир батальона приказал занять позиции в окопах, пропускать танки и отсекать от них пехоту. А у нас из оружия легкие винтовки, десять патронов да несколько гранат.

Немецкие пехотинцы забрасывали наш окоп осколочными гранатами с длинными ручками, а мы успевали перекинуть их обратно. Вокруг грохот, дым, гарь! И тут граната взорвалась у меня под ногами... ...Александр очнулся утром следующего дня, всю ночь он пролежал в окопе, засыпанный землей. Встать не смог ноги были в крови, изрешеченные осколками.

Пополз вдоль окопа и в воронке от снаряда наткнулся на оборванный телефонный провод. Это был мой провод, он вывел меня к первой батарее, рассказывает фронтовик, орудие было перевернуто, рядом убитые бойцы. Пополз к другой батарее, что за оврагом, а навстречу немецкий танк, я еле успел скатиться в какую-то яму.

К вечеру удалось добраться до окраины села, слышу над головой автоматная очередь, кричу: Товарищи, не стреляйте, свои! Это были разведчики, проверили документы и на плащ-палатках притащили в часть, положили в сарае на солому рядом с другими ранеными. Очень хотелось пить, неподалеку как раз был колодец, рядом бетонное корыто на ножках поилка для коров. Я дополз до него, напился, и тут раздался гул минометных снарядов немцы открыли шквальный огонь. Я забился под корыто, а когда все стихло, увидел, что сарай с ранеными сгорел дотла.

На следующий день в часть приехал виллис с полевой кухней, и солдаты попросили командира захватить с собой раненого. Александра погрузили прямо на котел полевой кухни. При переезде через железнодорожное полотно в виллис попал снаряд, командир и водитель погибли, а Александра отбросило в сторону взрывной волной.

В полевом госпитале его прооперировали, затем погрузили в санитарный поезд, но состояние ухудшалось.

На ближайшей станции снова отправили в госпиталь, женщина-хирург оказалась землячкой Александра, она буквально вытащила парня с того света.

Его отправили в Тбилиси, где он лечился больше года, затем вернулся в Москву. Когда приехал в родное село, радости семьи не было предела. Мать показала сыну похоронку, которую прислали в 1943-м, после сражения на Курской дуге.

Когда раны окончательно зажили, Александр прошел курсы водителей, начал работать шофером в ведомственной больнице Министерства электростанций СССР.

9 мая 1945 года он вместе с товарищами отметил радостный день Победы, а вскоре встретил свою любовь. Пожилая санитарка тетя Ариша, узнав, что Саша живет в общежитии, предложила поселиться у нее в квартире на Воронцовской улице. Как-то Саша увидел в окно красивую девушку соседку, она колола дрова во дворе. Ну как тут было не помочь!

Александр и Тамара поженились в 1948 году. 52 года прожили душа в душу, воспитали замечательных детей, внуков.

...2 февраля Александр Яковлевич в кругу родных и близких отметил знаменательную дату 70-летие завершения Сталинградской битвы, а 6 февраля принимал поздравления с 90-летним юбилеем. Вместе с красивым букетом и подарком сотрудники управы района Чертаново Северное вручили ветерану поздравительное письмо от Президента России Владимира Путина. В нем есть такие строки: Мы гордимся вашим поколением героев и победителей, которые с честью прошли через тяжелые испытания Великой Отечественной войны и внесли свой бесценный вклад в Великую Победу.

Присоединяясь к поздравлениям, мы от души желаем Александру Яковлевичу крепкого здоровья и долголетия!

М. Самарский