М.М. Смирнову

посвящается

Коль жив, тебе почет и песни,

А коль погиб бетон... гранит.

Он самый прочный и навеки

Героев имя сохранит.

Но крепче всех людская память,

А дочь, не знавшая отца,

Его любила и ждала.

В свиданье с ним не сомневалась!

И вот та встреча состоялась.

Родное имя на плите.

Душа рыдала и смеялась,

Как будто он пришел к семье,

А в сердце снова боль рождалась.

Одних Смирновых двадцать тел

Лежали там, с душой расставшись,

За наше счастье на земле!

22 февраля 2010 г.

Великая Отечественная война. Великая потому, что воевал весь мир, Отечественная потому, что, как встарь, на защиту Родины поднялись все. Уходили на фронт наши отцы, братья и дочери. Уходили сами, не по призыву военкоматов. Ждать повестку было некогда, враг приближался к родному дому. Вот также добровольцем, отказавшись от брони, предоставленной родным заводом нужному специалисту, ушел защищать родной город, свою семью Михаил Михайлович Смирнов. Ему не хотелось разлучаться с красавицейженой, крохотной щебетуньейдочкой и семилетним сынишкой, но защитить их он был обязан сам, дав суровый отпор ненавистному врагу, который, видно, забыл слова Александра Невского: Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!. Всем миром строили оборонительные сооружения вокруг громадного города Ленинграда, стоящего на открытой поверхности гордо и величаво, что особенно было досадно ненавистным оккупантам, решившим стереть его с лица земли. Но как сталь стояли на его защите сыны нашего Отечества. В городе не прекращали работу на заводах, предприятиях и в организациях сначала полуголодные, а потом и вовсе голодные советские люди. Опорой им служили письма с фронта.

Пришло такое письмо и в семью Смирновых, теплое, от него веяло отцовской заботой. Отец беспокоился о любимой дочурке, о нежной, заботливой жене, наставлял сынишку. Что они могли сообщить ему на фронт? Что город постоянно обстреливается немцами, что фашистские бомбы разрушают памятники и дома, что воды в домах нет, потому что взорван водопровод, что голодные люди умирают на улицах их родного Ленинграда. А письмо, пришедшее с фронта, было не откуда-нибудь, а из Красного Села, где в ту пору шли самые трудные для защитников города, кровопролитные бои. И письмо это оказалось единственным за всю войну.

Шла долгая война, но еще дольше для ленинградцев длилась почти тысячедневная блокада. Нет в истории человечества подобного примера мужества, стойкости и воистину несгибаемой воли такого числа людей. Все эти страшные голодные дни в промерзших комнатах, стены которых покрывал, как ковер, иней, семья М.М. Смирнова, состоявшая из трех человек жены, семилетнего сына и двухлетней дочери, жила на блокадный паек суррогатного хлеба в сто двадцать пять граммов. Чтобы его получить, мать ежедневно работала на укреплении и строительстве оборонительных сооружений. Откуда у нее брались силы, кто знает, видно, Бог хранил ее и детей. Но не так сложилась судьба других родственников маленькой Фаины блокада унесла жизни более тридцати из них.

После снятия блокады семью вывезли на Волгу. Едва живая мать несла на руках трехлетнюю Фаину, которая, не успев вступить в жизнь, уже испытала недетские тяготы. Железнодорожный состав из мягких вагонов шел на юг, а на станционных платформах оставались лежать истощенные тела детей, не выдержавших последней, спасительной дороги к жизни. Фаина Михайловна говорит, что они с братишкой остались в живых только благодаря маме.

Великая война окончилась нашей Великой победой. Но глава семьи Смирновых так и не вернулся в родной дом. Семья получила сообщение, что он пропал без вести. Если после гибели солдата не осталось документов или свидетелей его гибели, то человек считается пропавшим без вести. А всегда ли под бомбежками и разрывами снарядов, в обрушившихся зданиях и землянках, на потопленных бомбой плотах и кораблях могут сохраниться документы и свидетели? А жене, детям, родителям, близким хочется знать хотя бы место гибели, захоронения своего защитника. И более 60 лет, только вдумайтесь в эти цифры, жена и дети искали могилу мужа и отца. Ответы приходили разные, одни огорчали, другие обнадеживали.

Анализируя полученные ответы и архивные документы, семья восстановила боевой путь 3-й Гвардейской дивизии народного ополчения, в которой воевал Михаил Михайлович Смирнов. И тогда удалось узнать, что он был смертельно ранен под Петергофом, около деревни Пенники, где и похоронен в братской могиле. Это была радость со слезами на глазах. Радость, что могила отца найдена, слезы родных, оплакивающих его раннюю смерть во имя нашей свободы.

Наконец, после долгих десятилетий настойчивых поисков, его дочь, внучка и правнук смогли поклониться родной могиле. Страна помнит и чтит своих защитников. На могиле установлен обелиск с надписью, что здесь с воинскими почестями захоронены 1705 воинов Ораниенбаумского плацдарма, ценой своих жизней не пустивших врага в родной город. Могила усыпана живыми цветами и украшена свежими венками от благодарных потомков, помнящих и чтящих память павших героев. На гранитных плитах выбиты имена погибших героев. Одних только Смирновых здесь захоронено двадцать человек, и среди них отец Фаины Михайловны Михаил Михайлович Смирнов.

В заключение этого повествования хочу передать глубокую благодарность Фаины Михайловны и ее семьи всем людям доброй воли и большого сердца, принявшим участие в поисках места захоронения М.М. Смирнова, особенно заведующему школьным музеем 3-й Гвардейской дивизии народного ополчения Г.Н. Скворцову.

Заместитель председателя Совета ветеранов района Чертаново Северное Ю.И. Грачев__